Великий Четверток, 2012г.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Господь повелел нам молиться: Хлеб наш насущный даждь нам днесь. Насущный значит очень важный и нужный к нашему существованию, так как это главная пища в питании человека для поддержания его земной жизни.

Но Хлеб насущный можно и должно понимать в более широком значении: Господь называет Себя Хлебом Небесным, дающим жизнь вечную, Он является хлебом ещё более насущным, так как дает вечное существование Хлеб Божий есть Тот, который сходит с небес и даёт жизнь миру.

Этого Небесного Хлеба мы причащаемся через веру и молитву: Приходящий ко Мне не будет алкать, и верующий в Меня не будет жаждать никогда. Но наиболее полное приобщение Небесного Хлеба мы получаем в таинстве Евхаристии, т. е. Благодарения, так как в данном случае приобщается Христу не только душа, но и тело, ведь тело тоже должно приобщиться вечности по слову Господню: Ядущий Мою Плоть и пиющий Мою Кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день. Ин. 6,54. Когда Господь говорил эти слова, многим людям и даже некоторым Его ученикам они показались жестокими и безсмысленными, и они ушли от Него.

На Тайной Вечери перед Своими страданиями Господь учредил Таинство Евхаристии, в котором хлеб и вино претворяются в Тело и Кровь Господню: Приимите, ядите: сие есть Тело Мое... пейте от нея все, ибо сие есть Кровь Моя новаго завета, Мф.26, 26-28.

В таинстве спасения не может быть ничего формального: где благодать, там свобода, согласно апостолу Павлу, а где свобода, там требуется человеческая активность, идущая навстречу спасающему Богу. Таинство спасения это встреча человека с Богом: Бог спасает, а человек спасается. Христос умер за всех и искупил всех, но это только одна сторона объективная. В таинстве Евхаристии существенно воспроизводится акт искупительного крестного страдания Христова: Сие творите в Мое воспоминание, Лк. 22,19, говорит Господь. В воспоминание чего, тайной вечери? Нет. В воспоминание крестных страданий Христовых. И участвующий в этом таинстве чрез причащение в наибольшей мере приобщается искуплению, которое совершил Господь, уже в приложении к себе, лично, субъективно.

Мы каждый день едим хлеб и пьём воду, и эта пища незаметно для нас превращается в наше тело и кровь, и это никого не удивляет, потому что это биологический закон.

Но и дух тоже имеет свои законы. Таинство не терпит изследования, потому что действие духа не поддаётся рационализации, это область веры.

Но многие этого не понимают и пытаются рационализировать моменты таинства, и как поледствие этого, в данном случае, сводят таинство только к воспоминанию о тайной вечери. Этого придерживаются все протистантские деноминации.

Но мы, православные, придерживаемся Евангельского значения: через причащение мы таинственно соединяемся со Христом, и такое единение дарует нам жизнь вечную, как об этом говорится в 6-й главе Евангелия от Иоанна. Так нам передали святые апостолы, и так хранит спокон веков наша Церковь. Аминь.