Нед. 16-я по Пят. Мк.Зачало 37 По Воздвижении 2011

Мы слышали сегодня Евангельское чтение о ценности души: Какая польза человеку, если он весь мир приобрящет (приобретёт), а душе своей повредит.

Душа ценнее всего мира. Что может дать мир: земные блага, деньги, славу, власть. Но все эти ценности призрачны, так как изменчивы, и надеятся на них нельзя, они всегда подводят.

Вот и Евангельский богач, которому нива принесла большой урожай он сказал себе: имеешь много богатства на многие годы, ешь, пей, веселись, но услышал от Бога приговор: Безумне, в эту ночь душу твою истяжут от тебя, то что уготовал еси кому будет? (Лк.12:19-20)

Душа ценнее даже самой жизни; как мы слышим в Евангельском чтении: Иже бо аще хощет душу свою спасти, погубит ю, а кто погубит душу свою Мене ради и Евангелия, тот спасет ю (Мк.8:35) Под словом душа нужно подразумевать жизнь.

Ведь, пока в человеке находится душа, человек жив. И смерть наступает тогда, когда душа разлучается с телом. Поэтому то, мученики, уверовав во Христа, Сына Божия, как истинного Бога, шли на страдания и смерть, чтобы наследовать Царство Небесное, невероятное для многих, но истинное происшествие.

Хороший пример того, что душа живёт независимо от тела, можно видеть в разсказе Невероятное для многих, но истинное происшествие ( К. Изскуль. Троицкий Цветок, 1910) Именно таким человеком крещенным в Православии, но в духе конца XIX века, оставшимся безразличным к истинам своей собственной веры и даже не верившим в загробную жизнь. После описания последней агонии своей физической смерти и ужасной тяжести, прижимающей его к земле, автор разсказывает, что вдруг почувствовал, что стало легко: Я открыл глаза, и в моей памяти с совершенной ясностью до малейших подробностей запечатлилось то, что я в эту минуту увидел. Я увидел, что стою один посреди комнаты; вправо от меня образовав полукруг, столпился медицинский персонал... меня удивила эта группа; на том месте, где они стояли, была койка. Что же теперь могло привлекать внимание этих людей, на что смотрели они, когда меня там уже не было, когда я стоял посреди комнаты? Я подвинулся и глянул, куда глядели все они: там, на койке, лежал я.

Меня охватило недоумение: как же это? Я чувствовал себя здесь, между тем, и там, тоже я.

Я захотел осязать себя, взять правой рукой левую: моя рука прошла насквозь; попробовал охватить себя за талию рука вновь прошла через корпус, как по пустому пространству. Я позвал доктора, но атмосфера, в которой я находился, оказалась совсемь непригодной для меня; она не воспринимала и не передавала звуков моего голоса, и я понял свою полную разобщённость со всем окружающим. Панический страх охватил меня. Только тут, впервые у меня появилась мысль: да не случилось ли со мной того, что на нашем языке, языке живых, определяется словом смерть? Это пришло мне в голову потому, что моё, лежащее на койке, тело имело совершенно вид трупа. Медицинский персонал своими приёмами достиг того, что душа вернулась в тело и оживила его.

После этого, этот человек совершенно изменил свой образ жизни и окончил дни свои в монашестве.

Человек двухсоставен: состоит из тела и души, и нам нужно найти какой-то баланс, в нашей жизни: когда мы заботимся только о телесном, тогда наша душа ослабевает, изнывает, но может найти умиротворение в Церкви. Только Церковь может дать мир душе. А в церкви устроено так, чтобы все располагало к молитве, а когда ещё церковь и расписана, то как бы стирается грань между церковью Небесною и земною, о которой Господь сказал, Созижду Церковь Мою и врата адова не одолеют Её. В таком случае каждое здание устроенное для молитвы, есть видимые врата в Церковь Небесную.

В наше время жизнь в миру особенно трудная, тут и болезни, и безработица, и много других скорбей, а потому мы не должны лениться приходить в церковь, и, конечно, с тем, чтобы получить просимое, и тогда можем надеяться, что Господь поможет нам. Аминь.